Пресса разных лет о трагедии ↑

Трагедия в Лужниках. Факты и вымысел

20.07.89 «Известия»

На днях средства массовой информации рассказали о трагедии, происшедшей 20 октября 1982 года на стадионе в Лужниках, где в результате давки погибли люди. Названы жертвы — их сотни. Так ли это! Что же в действительности произошло, и какие документы сохранились об этой трагедии! Корреспондент «Известий» беседует со следователем по особо важным делам Прокуратуры Москвы  А. ШПЕЕРОМ, который вел расследование уголовного дела.

В тот день проходил футбольный матч на кубок УЕФА между московским «Спартаком» и голландским «Хаарлемом». Назначение его на конец октября не было чем-то исключительным: это вполне футбольное время. Был выпущен полный комплект билетов — 82 тысячи. Но накануне игры прошел сильный снег с дождем. 20 октября температура опустилась до минус 10 градусов. Администрация стадиона организовала расчистку трибун от снега и льда. Весь стадион убрать не удалось. Да в этом и не было особой необходимости — продали всего 16 тысяч билетов.

Трибуна «С», на которой произошла трагедия, вмещает 23 тысячи зрителей. Вызывает удивление утверждение, что на нее «согнали» всех зрителей, а подростков взяли в какое-то особое окружение. Работала и трибуна «А», где разместилось 3-4 тысячи человек. «С» просто ближе к метро, и поэтому зрители сами шли туда. Никто не отделял подростков. Да это и немыслимо сделать… Обстановка на трибунах, судя по показаниям многочисленных свидетелей, была напряженной: многие зрители были хорошо «согреты» спиртным. Публика вела себя, мягко говоря, вольно. В милиционеров и на поле летели снежки, льдышки, а иногда — бутылки. 150 человек, особенно буйных, были доставлены в комнаты милиции…

Матч подходил к концу. Счет был 1:0 в пользу «Спартака», и за несколько минут, как это всегда бывает, народ потянулся к выходу. Категорически не соответствует действительности, что был открыт только один выход со стадиона. Материалами дела подтверждено: были открыты все выходы с двух работающих трибун. Но основная масса зрителей двинулась по одному лестничному маршу. Люди замерзли, многие были легко одеты. Все хотели побыстрее попасть в метро… Поток плотно прижатых друг к другу людей двигался вниз по лестнице.

Народу было столько, что, когда произошел завал, металлические перила выгнулись под давлением человеческих тел. Люди попадали вниз, и это многих спасло от гибели. Очевидцы утверждали, что на последних ступеньках упала девушка. Ей пытались помочь подняться. Но народ сзади напирал, передние падали и на них давила огромная спрессованная масса идущих…

— Сколько же человек пострадало?
— Итог происшедшего ужасен: 66 погибших, 61 человек получил повреждения разной степени тяжести…

— А какую роль в случившемся сыграл мяч, забитый «Спартаком» на последних минутах матча?
— Гол не усугубил положение, а, пожалуй, даже облегчил его. Многие из зрителей — кто только выходил из многочисленных «люков» верхнего этажа стадиона на галерею — кинулись назад и тем самым ослабили напор на уже идущих по лестничному маршу. Внизу, в спрессованной массе людей, при давке можно было разве что повернуть голову, но никак не развернуться, и как не обоснованно утверждается, создать встречный поток… К тому же юные болельщики, которые естественно, оказались в передних рядах колонны, шли плотными шеренгами, сцепившись руками…

— Был ли на лестнице коридор из милиционеров, в который загонял«людей?
— Нет, никакого коридора. Иначе среди пострадавших были бы и милиционеры. Милиция, кстати, никого не подталкивала к выходу. Это утверждение противоречит здравому смыслу. Ведь в ее, как и администрации, задачи в тот момент входило сдержать поток людей. С этой целью после окончания игры на табло показали уход команд с поля и мультфильм. Ну а лестница, где произошел завал, находится под навесом и была совершенно сухой. Наледь и снег были на трибунах, но не там, где произошла трагедия.

Случившееся, естественно, требовало быстрой реакции правоохранительных органов: Московская прокуратура провела тщательное расследование. Материалы его занимают 10 томов.

Исследованы все вопросы о характере и причинах происшедшего. На открытом заседании Московского городского суда уголовное дело было заслушано.

К уголовной ответственности были привлечены Кокрышев  В. А., директор Большой спортивной арены стадиона имени Ленина, и Панчихин Ю. Л., главный комендант. Оба были приговорены судом к 3 годам лишения свободы. Это максимальный срок по статье 172 УК РСФСР об ответственности за халатное исполнение своих служебных обязанностей. Кокрышев попал под амнистию как лицо, имеющее правительственные награды. Она коснулась и Панчихина: срок заключения ему был сокращен вполовину.

Подлежали привлечению к уголовной ответственности заместитель директора БСА Лыжин  К. В. и командир подразделения милиции, обеспечивавшего охрану общественного порядка на трибуне «С», Корягин  С. М. В связи с болезнью обоих (первый слег в госпиталь с инфарктом, второй получил тяжелые повреждения, спасая людей из завала) материалы в отношении их были выделены в отдельное производство. Оба позже тоже попали под амнистию как лица, имеющие правительственные награды.

Упущения по службе, допущенные всеми этими людьми, не явились решающими причинами трагедии. Но они повлияли на случившееся. Был нарушен ряд действующих правил проведения такого рода мероприятий: например, не были предусмотрены посты контролеров у лестничного марша, многие работники стадиона ушли домой до окончания игры.

— В чей же тогда действительные причины трагедии?
— Это, конечно же, был несчастный случай. Быть гарантированным от таких происшествий нельзя. Но делать все возможное для их предотвращения — долг руководителей спортивных и культурных сооружений. Они обязаны неукоснительно исполнять все инструкции проведения мероприятий при большом скоплении людей.

— Но кто охранял тайну от общества на протяжении семи лет?
— Прокуратура тайны из происшедшего не делала. То, что о трагедии сообщила лишь «Вечерняя Москва», более чем скупо как вы понимаете, вина не следственных органов, а той общественно-политической ситуации, которая существовала тогда в стране.

С материалами дела были ознакомлены все представители потерпевших. Суд проходил во Дворце культуры строителей в Кунцевском районе. Материалы дела поступили в архив Московского горсуда. Получить их не составляло проблемы. Нужно было лишь соблюсти необходимые, совсем не обременительные формальности.

Я согласен с тем, что необходимо почтить память погибших, подумать об открытии там мемориальной доски. Убежден, что обо всех событиях такого рода крайне важно информировать общественность. Но делать это следует, уважая факты и не вводя людей в заблуждение.

Наше прошлое хранит немало драм. Не получило огласки происшествие в 1975 году на столичном стадионе «Сокольники». После хоккейного матча между молодежными сборными СССР и Канады советские болельщики ринулись к автобусу с иностранцами, из окон которого градом летели разноцветные пластинки жвачки. В результате давки, которая возникла у ворот, закрытых перед людьми милицией, погибли более двадцати человек… Следствие выявило виновных в случившемся. Суд определил им меру наказания. Но страна обо всем этом не узнала. Как не узнавала она о многих других трагедиях. На суд, слушавший уголовное дело о происшедшем в Лужниках, желающие могли попасть беспрепятственно. Но ведь известно и то, какими часто были «открытые судебные процессы» тех лет, когда на пороге стоял милиционер и охранял зал от публики….

Тайное становится явным. Мы узнаем о событиях, в свое время скрытых от общественности. К сегодняшним болям прибавляются прошлые. Груз растет. Но правда легкой не бывает

В. Зайкин.