Меню

Сергей Шавло: «Кого-то уберег ангел-хранитель…»

20.10.2012 «Спорт–Экспресс»

— Как вы узнали о трагедии?

— Сразу после матча команда отправилась в Тарасовку. Бесков часто такое практиковал. Поужинаем, отдохнем, утром восстановительная тренировка — и по домам. Когда отъезжали от стадиона, заметили из окна автобуса несколько машин «Скорой помощи», которые неслись в сторону «Лужников». Но значения не придали — мало ли что? В газетах на следующий день ничего не написали…

— Совсем?

— Единственное упоминание обнаружил в «Вечерке». Да и то расплывчато — мол, на стадионе произошло ЧП, пострадавшие находятся в больнице. Уж потом Старостин нам рассказал: «Такая трагедия… Погибли спартаковские болельщики…» Но подробностей никто не знал.

— О них сообщали «вражеские голоса»…

— Если кто-то в «Спартаке» слушал втихаря «Голос Америки» или «Би-би-си», то не афишировал. Я лично этим не увлекался.

— В команде обсуждали случившееся?

— Все, конечно, переживали, но даже не представляли истинный масштаб последствий.

— И знаменитые слова Сергея Швецова: «Лучше бы я не забивал этот гол!» — впервые прозвучали только в интервью?

— Да, время спустя. О том, что по официальным данным погибло 66 человек, выяснилось лишь в годы перестройки. Многие говорят, что цифра занижена. Вполне допускаю — тогда ведь такое было в порядке вещей.

— Среди пострадавших были знакомые — ваши или кого-то из спартаковцев?

— Нет. Все произошло на трибуне С (которая тогда называлась восточной. — прим. «СЭ»). Нам билеты для родных и друзей оставляли на трибуну А.

— Знаете, что в самой гуще оказался теннисист Андрей Чесноков? По его словам, уцелел чудом.

— Когда исполнилось 25 лет с момента трагедии, Андрей приезжал в Лужники к памятнику погибшим. Мы немножко пообщались. О том дне он не вспоминал. Но я говорил с другими людьми, которые видели всё своими глазами. Как болельщиков с трибуны выпускали почему-то через единственный проход, под напором толпы на лестнице проломились перила, и все стали падать друг на друга. Образовались «бутерброды» из пяти-шести человек. И те, кто был внизу, просто задохнулись.

— Ужас.

— Кого-то уберег ангел-хранитель. Например, один из болельщиков мне рассказывал: «Я в этом «бутерброде» был пятым. Оперся на нижнего, и с огромным трудом смог вылезти. Потом пытался хоть кого-нибудь вытащить, но это было нереально…»

— Пять лет назад в Москве помимо матча ветеранов «Спартака» и «Хаарлема» в посольстве Нидерландов состоялся вечер, посвященный памяти жертвам трагедии. Что вам запомнилось?

— Фильм, который о тех событиях сняли голландские кинематографисты. Получилось тепло и деликатно. А вот на НТВ недавно вышел кошмарный сюжет на эту тему. Сплошная чернуха, зачем-то всё в кучу смешали — и несчастье 1982-го, и драки фанатов… Хоть здесь тот случай, когда болельщики абсолютно ни в чем не виноваты. Но я все равно не устаю им повторять: «Трагедия не должна повториться! Футбол — это праздник. А вы своими необдуманными действиями иногда сами провоцируете милицию и ОМОН…»

— Кажется, в 2007-м «Спартак» пожертвовал родственникам погибших на игре с «Хаарлемом» часть средств от сбора с матча против «Москвы»?

— Это правда. Точную сумму не назову, но люди получили неплохие деньги. Я каждый год 20 октября возлагаю венки к монументу в Лужниках. Нужно помнить ребят, которые за нас болели и по трагическому стечению обстоятельств отдали за это свою жизнь.

Александр КРУЖКОВ